Это было целое просветление, и физически ощутимое, и на тонком плане